Ибо она здесь.


Впервые здесь пишу за почти восемь месяцев. Когда уходила в августе 2013 знала, что когда-нибудь вернусь, ибо это то, без чего мне сложно жить. И хотя иногда казалось, что из-за этих записей, которые содержат слишком много личных мыслей, находящихся под всеобщим обозрением, было очень тяжело, мне этого не хватало.

Я многого не могу сказать вслух. Приходится говорить «про себя», но так мысли уходят, перетекают из одной в другую, и сложно уже найти точку отсчета — начальную главную идею. Говорить кому-то — это изначально затея, обреченная на провал. Потому что я давно поняла: в мире очень мало людей, которых реально интересуют чужие проблемы и мысли. И просто все эти слова, которые предназначаются для того, чтобы подумать и проанализировать общим умом, так сказать, просто улетают в небеса. Или падают на землю. Вот и напоминалка — подумать о том, сколько весит мысль.

Написать в личном дневнике — тоже можно, но у меня складывается такое впечатление, что в таком случае эти мысли складываются в тяжелый сундук и запечатываются семью печатями. Эта мысль остается неразвитой. Словно впадает в анабиоз. И остается самый лучший способ — написать это там, где это будут видеть те, кто хочет, включая меня саму. Так я могу перечитать, передумать, переосмыслить, обобщить.

Я недавно поняла, что зря пригласила сюда людей насильно. В глубине души мне хотелось, чтобы те, кто мне дорог, читали мою душу, ибо она здесь. Об этом месте от меня знают 3 человека. И как ни прискорбно это говорить — это не зацепило, не сблизило, а лишь отдалило — вот такое у меня ощущение. Не будь этого места, где я могла бы писать то, что думаю, но не говорю; места, что вместило столько боли, было бы намного легче. И даже сейчас у меня есть прямой доступ к моим мыслям, к твоим мыслям, мне все равно больно, хотя раны затянулись. Это как увидеть белый шрам — ты знаешь, что он не сойдет, что ничего не вернуть назад, но все равно трогаешь его, даже лелеешь. Это история, воспоминания. Я всегда к ним относилась уважительно, ведь они — что было и прошло, они дают возможность перерасти себя, просто вспоминая.

Так грустно, стыдно видеть эти многочисленные слова, эти крики, стоны и мольбу, порой даже не скрытые между строк. Я вижу себя, льющую слезы над старой клавиатурой, судорожно исправляющую ошибки. Я стараюсь написать так, чтобы тебе стало понятно, что мне больно, что мне стыдно, что я нуждаюсь в тебе, что не взваливаю вину на тебя, ругаю себя, клянусь себе, что это последний пост и так далее. Но так же я вижу и вспоминаю, что была такой глупой недальновидной дурой, на горло которой наступала собственная гордость. Держала на коротком поводке и не давала сорваться с места прямо тебе в ноги. Давно было пора перерубить этот поводок.

Я не знаю, о чем я буду здесь писать теперь, ведь в последние месяца это место превратилось в эдакий ринг, где мы упражнялись в грамотности и чувственности письма, потому что эти длинные и жалостливые посты ни о чем другом и не говорят. Ну может еще и о том, что мы разучились говорить. Просто по-человечески, глядя в глаза. Может мне нужно продолжать забивать новостную ленту безликими постами о кореяшках? Нет, конечно, без них не обойтись. Но потеряв такую важную тему как «самопереживание и самооплакивание» становится как-то странно. И читать больше некому, и писать не для кого. Может, книги начать читать? И поддержать всеобщий флешмоб?

В любом случае — теперь я буду сюда заходить не просто так, чтобы вспомнить «молодость» и почитать посты в группе по Шерлоку, а возможно буду писать сюда что-нибудь. Надеюсь, теперь здесь будет спокойно. Каждому нужно место, где будет отдыхать душа. А мне в последнее время очень не хватает этого самого успокоения и отдыха. Пусть это место вернет себе то очарование, которое и притянуло меня сюда. Я хочу вернуться.

Обсудить у себя 1